isaak_rozovsky (isaak_rozovsky) wrote,
isaak_rozovsky
isaak_rozovsky

Categories:

Тайная утреня у Путина или Скверный анекдот

Похоже, в России готовится нечто грандиозное в культурно-идеологической области. Я делаю этот вывод, так как спустя несколько дней после широко разрекламированной встречи Путина с российскими писателями, состоялась еще одна, не получившая вообще никакой огласки. Это была встреча того же Путина с русскоязычными авторами, проживающими за рубежом. Вчера, т.е. в воскресенье, я присутствовал на ней в числе приглашенных и решил обнародовать этот факт, ибо лично меня о недопустимости его неразглашения не предупредили.

Что же касается содержания беседы и тех тем, которые обсуждались, сам Путин попросил гостей об этом не распространяться. Разумеется, я выполняю его просьбу. Однако, о некоторых обстоятельствах и событиях более-менее личного характера, к содержанию беседы прямого отношения не имеющих, я считаю себя вправе сообщить общественности.

Далее следует безыскусное описание того, как я оказался в числе приглашенных и что из этого вышло. Сам рассказ, в котором я выставлен далеко не в выгодном свете, является гарантией моей правдивости. Вследствие своей "многабукффенности" это сообщение едва ли представит интерес для рядовых юзеров. Но, именно благодаря подробностям, оно станет неоценимым подспорьем для будущих историков, литературоведов и даже политологов.

Итак, позавчера поздним вечером, а точнее - уже после полуночи, у меня раздался телефонный звонок. Чертыхаясь, я встал с постели и бросился к аппарату. "Господин Исаак Розовский?" - "Да, но..." - "Извините за неурочное время, но Вы готовы встретиться с през... с премьер-министром России Путиным?" - "Что за дурацкие шутки ночью?.." - прошипел я в гневе и бросил трубку. Не успел я пройти и двух шагов по направлению к спальне, как снова раздался звонок. Я решил на этот раз послать звонящего матом, но услышал глуховато-мягкий голос Игоря Губермана: "Привет, старик!.." - "Довольно глупый розыгрыш, Игорь, да еще в такое время." - "Это не розыгрыш. Слушай, трое писателей из Израиля приглашены на встречу с Путиным. Это я, Дина Рубина и ты..." - "Что за чушь? Ну, ты и Дина - понятно, но обо мне там и не слыхивали. Так что спокойной ночи." - "Ну, верно, сначала тебя в списке не было, но так уж получилось - один приболел, другой уехал на праздники, третьему не дозвонились. А самолет через три с небольшим часа. Стали думать, кем заполнить вакансию, да еще чтобы жил в Иерусалиме. Ну, мы с Диной тут же вспомнили про тебя. Мы-то знаем твою подлинную цену. Ну что, поедешь?"

Да, против лести (пусть даже грубой) мало кто может устоять. Я не из их числа.
"Н-не знаю... Во-первых, думаю, это все же шутка. А во-вторых, просто не успею собраться и доехать." - "Чудак! За тобой приедет машина. Сейчас... Тут Динка рвет трубку" - на другом конце провода послышался смех, какие-то восклицания, а потом трубку взяла Дина Рубина: "Привет, Исаак! Соглашайся. Нам втроем будет классно." Тут я вспомнил, что три великих российских писателя – Людмила Улицкая, Дмитрий Быков и Захар Прилепин - отказались от приглашения. Возможно, мне бы следовало поступить так же? Я поделился с Диной своими сомнениями. "Ну, Исаак, ты как маленький. Ты что, не понимаешь, какой это шанс? Именно для тебя? Ты ведь, при всем моем уважении, далеко еще не Улицкая. Кто тебя сейчас знает - горстка ценителей и знатоков? А после встречи с Путиным будет совсем другое дело! Пиар великая вещь - ты понимаешь? А моральные сомнения ты можешь засунуть себе сам знаешь куда... Сейчас позову "шефа" и ты ему объяснишь, как к тебе добраться" - сказала как всегда рассудительная и прагматичная Дина и передала трубку распорядителю, которому я все подробно объяснил, а он записал.

"Что с собой брать?" - спросил я. "Зубную щетку, бритву, ну, там разные туалетные принадлежности. Это все. Да, можете захватить несколько своих книжек, в качестве подарка" - "У меня только одна." - "Одна?"- в голосе распорядителя послышалось некое удивление. Я понял, что сейчас все рухнет и внезапно ощутил страстное желание ехать, бежать, лететь на встречу с Путиным в числе знаменитых писателей. "Ну, возьмите одну. И через два часа будьте готовы." – "Ну, а это… Сколько денег брать? На билет там…" - "Все оплачено, не беспокойтесь." – " Так я выйду и буду вас ждать на улице, чтобы не пришлось искать..." - "Нет уж, у нас так не положено. Сидите дома, а наш сотрудник за Вами зайдет." - твердо сказал распорядитель

Я бросился будить жену. Та спросонья долго ничего не понимала, а когда поняла – просияла и тут же притащила объемистый чемодан. "Да ты что? Какой чемодан? Зачем? Возьму свой "патронташ" (так я называл небольшую матерчатую сумку через плечо, к которой прикипел)" – "Ну, хорошо. Сумка – так сумка" – не стала она спорить и начала вынимать из шкафа носки, трусы, рубашки. Я сказал, что все это лишнее, но она не согласилась: "Возьми с собой хоть пару трусов – на всякий случай, и рубашку, а то вдруг вспотеешь. Они в "патронташ" поместятся и места не займут." Пришлось согласиться.

Через полчаса все, включая зубную щетку, было уложено. В ходе дебатов было согласовано, что я надену пиджак, а под него легкий свитерок, чтобы закрыть проблему галстука, от которого я наотрез отказался. "Ну, а теплую куртку? Там же сейчас холодно – середина октября!" – вдруг всполошилась жена. "Ну куда я ее дену? Там же тоже дадут машину. Туда-сюда… Нет не возьму." Жене пришлось смириться.

Оставшееся до прибытия машины время мы оба провели в волнении. Я метался по квартире и нервно курил. Жена, которая обычно дозволяет мне курить только на кухне, на этот раз закрыла на это вопиющее нарушение правил глаза. "Какая все-таки Дина умница! – восклицала она, наставляя меня. – Точно ведь, это твой шанс. Ты только не тушуйся и не робей. Покажи, на что ты способен. Скажи там что-нибудь умное, как ты умеешь. Блесни! Но и не заносись. Я ведь знаю, что у тебя – никакого чувства меры. То сидишь бирюком, а то вдруг начинаешь свои бесконечные дурацкие шутки, от которых у окружающих уши вянут… Держись интеллигентно, скромно, но уверенно. В общем, будь комильфо"

Семейная тревога перед неизвестностью перемежалась сладкими мечтами, включавшими безусловное признание моего недюжинного "певческого дара", который покамест пропадал втуне, а вот с завтрашнего дня - еще поглядим! И тревога, и разгул фантазий – одна несбыточнее другой - нарастали по мере приближения предполагаемого срока. Но апофеоза так и не достигли, так как машина приехала на четверть часа раньше. В дверь вежливо постучали. Я бросился сразу по всем направлениям. Открыл дверь, выскочил, вернулся, поцеловал жену, вернулся, потому что забыл "патронташ", спустился на один лестничный пролет, помахал рукой жене, стоявшей в дверях, огромными прыжками гепарда взлетел наверх, потому что забыл кепку, столь же стремительно сбежал вниз, услышал сдавленный (чтобы не разбудить соседей) шепот жены с балкона, посмотрел наверх, уронил кепку, поднял, понял, что она собирается кинуть мне забытую дома пачку сигарет, попытался ее поймать, уронил, собрал ввысыпавшиеся из нее сигареты, наступил ногой на коробок спичек, брошенный одновременно с пачкой, раздавил его, махнул рукой, взглянул наверх, увидел приветственный жест жены в стиле "Рот-фронт" и очутился возле услужливо распахнутой передо мною дверцей какой-то роскошной машины.

Мы очень быстро домчали. В аэропорту нас уже ожидали Игорь и Дина. Мы расцеловались. Вокруг нас вилось некоторое количество рослых, суровых, но суперкорректных молодых людей в прекрасно сидящих серо-голубых костюмах. Губерман был в свитере и джинсах и явно чувствовал себя куда удобнее, чем я в своем пиджаке, лет пять как ненадеванном. Дина была одета строго, но элегантно – брюки и жакет составляли пару деловой женщины, а небольшая, но изящная "бранзулетка" свидетельствовала о художественности натуры и безупречном вкусе. У нас попросили паспорта, а через две минуты уже вели через какие-то коридоры и вестибюли "не для всех" на летное поле к стоящему чуть ли не впритык ко входу небольшому самолету.

Нас провели в находящийся в передней части салон. Интерьер его я описывать не буду. Скажу лишь, что ничего подобного мне ранее видеть не доводилось.
После того, как мы пристегнулись и взлетели, нам было предложено "заморить червячка". Мои спутники тут же заказали балычка, икорки зернистой, сыров, а Игорь еще потребовал какой-то особый жульен, а потом долго и придирчиво рассматривал карту вин, прежде, чем сделал свой выбор. Мне же есть не хотелось. Поэтому, в ответ на вопросительный взгляд стюардессы, я попросил пивка. Мне тут же перечислили пару десятков сортов на выбор. Внезапно во мне проснулся израильский патриотизм и я попросил "Голдстар" (местное и, действительно, хорошее пиво). "Минуточку." – улыбнулась стюардесса и к моему удивлению вскоре вернулась с бутылкой "Голдстара" и пивной кружкой.

Когда трапеза закончилась, следовало бы немного соснуть. Нам тут же принесли мягчайшие пледы и подушки. Наши кресла с помощью кнопок были приведены почти в горизонтальное положение. Дина строжайше наказала персоналу нас более не тревожить, и уже через пять минут я услышал ее мелодичное посапывание и богатырский храп Губермана. Я было хотел последовать их мудрому примеру – не тут-то было. Сна, как раньше – аппетита, не было и в помине. Я закрывал глаза, потом открывал их. Мысли – одна абсурднее другой – роились в моей голове. К тому же я внезапно ощутил непонятную (и вполне беспричинную) тяжесть в животе. Так я маялся 3 часа, несколько раз выходил в сортир, чтобы покурить. Около него в кресле все время бодрствовал один из молодых людей, каждый раз встававший при моем появлении. Сам сортир описывать не буду – просто нет слов.

В общем, я находился в том еще состоянии, когда заботливая стюардесса потревожила нас сообщением, что скоро начнется посадка. Было уже совсем светло. Дина и Игорь излучали бодрость и благодушие. Стоило мне затянуть ремень, как я тут же вырубился. Быв разбужен минут этак через десять после мягкой и благополучной посадки, я получил еще чугунную голову вдобавок к тяжести в животе.

Мы приземлились не в Шереметьево и не в Домодедове, а в неизвестном мне спецаэропорте, где стояло еще несколько "служебных" самолетов и вертолетов. Нас провели в небольшой зал, где уже находилось около десятка знаменитых русскоязычных писателей. Дина и Игорь, как выяснилось, знали всех ( и их все знали), я же – никого.

Тут же начались объятья и поцелуи, на кои Губерман большой любитель. Меня, разумеется, тоже представили. Но тут моя голова окончательно утратила способность воспринимать и запоминать. Помню только Бориса Хазанова, которого Игорь назвал "великим", одного из пары Генис-Вайль. Другого по уважительным причинам не было. Но с кем меня знакомили – с Вайлем или Генисом? – я так и не вник. Фамилия одного писателя была Аронов, а имени я не запомнил. Другого, напротив, все звали Колей. Эти были из Америки. Европу представляли две жительницы Германии, одну из которых звали Наталья, а фамилия другой кончалась на "о". Был еще некто знаменитый, работающий на Би-Би-Си, но не Сева Новгородцев. Да, еще присутствовал милейший Михаил Шишкин, книжки коего очень ценю, и кто-то еще. Но двух я все же знал – оба больше теоретики, литературоведы, эссеисты. Михаил Эпштейн, с которым много лет назад встретился на какой-то московской пьянке, и Михаил же Безродный, с которым тоже познакомился на пьянке, но уже иерусалимской.

Не успел еще стихнуть гул радостного (и не очень) узнавания, как в зал вошел распорядитель явно высокого ранга ("из администрации Путина" – пронеслось между писателями), попросил минутку внимания, поблагодарил за то, "что несмотря на вашу занятость, вы нашли время для встречи с премьер-министром" и сообщил, что сейчас почти 10 часов. Встреча назначена на 12.30 и будет продолжаться ориентировочно до 14.00. Место встречи еще не определено, но это точно будет не Кремль (шелест разочарования прокатился по нашим рядам). Скорее всего, одна из загородных резиденций. "Сейчас вас проведут в ресторан, где вы сможете подкрепиться. А примерно минут через сорок-пятьдесят, мы отправимся на встречу." – сказал человек из Администрации и исчез.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →