isaak_rozovsky (isaak_rozovsky) wrote,
isaak_rozovsky
isaak_rozovsky

Category:

О фильме М. Сегала "Слоны могут играть в футбол" (попытка психоанализа)



Слоны, как и отцы, могут многое – носить тяжести, защищать своих детенышей, рисовать и даже играть в футбол.

Фильм Михаила Сегала с точки зрения искусства кино получился, на мой вкус, довольно средним. Зато идея, лежащая в основе замысла и самого фильма, исключительно забавна и раскрыта с замечательной тонкостью.

Главный герой – существо, в природе не встречающееся, но всем нам хорошо знакомое. Ибо это вывернутый наизнанку педофил, набоковский Гумберт Гумберт, сумевший самостоятельно сублимировать свои сексуальные фантазии по отношению к юным девочкам в нечто социально приемлемое и даже одобряемое. Точно так же, как Гумберт, он преследует юных Лолит, но не для удовлетворения своей порочной страсти, а в тоске по отцовской любви к несуществующей дочери.

Благодаря такому пародийному перевертышу достигается интересный эффект – фильм полон эротики и даже сочится ею. И это при отсутствии эротических сцен! Но подсознание не обманешь! И зритель все прекрасно понимает. А если не понимает, то чувствует. И ждет от героя какого-нибудь непотребства - если не секса, то хотя бы насилия и прочих ужастей. Но напрасно. Впрочем, жаждущим "экшена" авторы подбрасывают кость, но она оказывается "обманкой"

В некотором смысле Сегал вносит новое слово в психоанализ, описав сексуальный невроз (повторяю, в природе не встречающийся, но, как знать, способный возникнуть в будущем под влиянием моральных и культурных запретов, налагаемых на педофилов в современном обществе), которому и названия пока что нету. Я довольно долго искал адекватный антоним к слову «педофил», но так и не нашел.

Причем, авторы фильма строят свою модель не описанного, кажется, наукой невроза, явно осознанно и даже рассыпают по ходу остроумные подсказки. Чего стоит, например, такой диалог: «Мы в Вене были в музее Фрейда. – С матерью? – Нет, с отцом». Тут я долго смеялся.

Понятно, что у такого невротика не может быть ни семьи, ни глубоких отношений с окружающими, ни любимой работы. Иными словами, почти трагическая жизненная пустота, едва ли до конца осознаваемая главным героем. Вот такую «никакую», бессмысленную и абсурдную жизнь офисного планктона, пусть и достигшего начальственного положения, Сегал показывает в абсурдных же диалогах очень хорошо. И что же остается главному герою? Только погоня за очередной нимфеткой в надежде стать ей «образцовым» отцом и другом. И когда эта мечта рушится (у Лолиты, оказывается, есть реальный отец) с героем случается припадок, этакий аналог смерти.

Не буду более растекаться по древу. За фильм по 10-балльной шкале – 5. За идею – 9.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments