isaak_rozovsky (isaak_rozovsky) wrote,
isaak_rozovsky
isaak_rozovsky

Category:

ГАМЛЕТ или ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ЭЛЬСИНОРЕ?

ГАМЛЕТ
или
Что случилось в Эльсиноре
(маленькая трагедия в трех актах)


Действующие лица:

ГЕРТРУДА – датская королева, мать Гамлета

ОФЕЛИЯ – невеста Гамлета

ГАМЛЕТ – принц датский

ХОР





ХОР:

Пусть Истина, сверкающая всуе,
Подарит свет глазам подслеповатым.
Пусть замысел, чей смысл эзотеричен,
Вдруг озарит чужой души потемки.

Похвален труд историков прилежных –
Благодаря их долгим изысканьям
И страсти к уточненью биографий
Тех лиц, чей прах давно уже истлел,
Нам Прошлое является порою,
И тайны открываются глухие,
И сонмы славных призраков, злодеев,
Мошенников, святых и полководцев
Пред изумленным взором оживают.

И на мгновенье кажется реальным
Сей хоровод теней потусторонних.
Они хватают нас и жарко шепчут
О том, что было, было, было, было…

Но их же нет. Рассейся, наважденье!
Но их же нет. Одни марионетки,
Ведомые искусными руками,
На голой сцене нам изображают
Комедию давно минувших лет.

Блуждаем мы средь мнимых величин,
И видим нитки, грим… Сработан грубо
Мир прошлого, и если приглядеться –
Все мишура, фольги блестящей шорох,
Все – реквизит гигантского спектакля,
Поставленного смело и с размахом,
Но для кого – неведомо, поскольку
И Автор позабыл начало пьесы,
И тексты перепутаны, и роли…


АКТ ПЕРВЫЙ

(будуар королевы. Раннее утро. Гертруда пребывает в видимом волнении. Входит Офелия)

ОФЕЛИЯ: Сударыня, вы звали – я явилась.
Склоняюсь ниц у царственной ноги.

ГЕРТРУДА: Ах, милочка, оставим этикет!
Он неуместен меж подруг давнишних.
Хотя, конечно, разница в летах
Препятствует признанью нашей дружбы.
Но что с тобой случилось? Ты бледна,
Рука дрожит, в глазах слезинки блещут…
Обидел кто тебя?..

ОФЕЛИЯ: О, что вы, нет!
Никто! Никто!

ГЕРТРУДА: Мужчины все – мерзавцы!
Им оскорбить, что нам намазать губы.
Будь осторожна… Ты еще дитя –
Прекрасное, как майская заря,
Как веточка вербены в чаще дрока!
Ты- украшенье нашего двора,
Ярчайший бриллиант в короне нашей!

ОФЕЛИЯ: Сударыня, вы так добры, но право,
Не стою я и миллионной доли
Похвал таких…

ГЕРТРУДА: Напротив, нищ мой слог
Для описанья прелестей девичьих.
Какая кожа! Боже, что за грудь!
Ресницы – копья, что сердца пронзают!!
Волос иссиня-черный водопад
Струится вниз до ягодиц стыдливых…
Но хватит! Стоп! Довольно излияний.
Боюсь я оскорбить твой робкий слух!

ОФЕЛИЯ: Залил ланиты мне румянец жаркий
От слов таких. Сударыня, зачем
По бесконечной доброте готовы
Меня возвысив, уронить себя?
Прекрасны вы, как может быть прекрасна
Лишь щедрой зрелости литая красота!

ГЕРТРУДА: Ну, полно, полно, я не для того
Тебя звала, чтоб слушать шепот лести.
Уединились мы с тобой затем,
Чтоб обсудить отдельные детали
Вчерашнего скандала во дворце.
Ты понимаешь, милочка, о чем я?

ОФЕЛИЯ: Какой скандал? А разве был скандал?!

ГЕРТРУДА: Офелия, меня ты удивляешь.
Не на тебе ли принц лежал вчера?

ОФЕЛИЯ: Лишь голова лежала, королева,
Не целый принц…

ГЕРТРУДА: Пустое! Где одно –
Там скоро будет всех частей полно!

ОФЕЛИЯ: Но, право же, я не могла перечить
Желанью принца, да еще при всех.

Гертруда: Пойми, Офелия, тебе добра желаю.
Для Гамлета все это баловство.
Пошутит он и бросит – честь девичья
Достойна лучшей участи…

ОФЕЛИЯ: Но Гамлет..
Меня он…

ГЕРТРУДА: ЧТО?!

ОФЕЛИЯ: Ну, в общем,.. уважает…

ГЕРТРУДА: Ха-ха… И ты поверила мальчишке?
Он уважает! Надо же, сопляк!
Да что он знает? Страсти роковые,
Как ураган крушат богатырей!
Ему ли совладать с любовью женской,
Которая страшней, чем ураган?!
Однако, что я?.. Милая, не верь!
Пусть честь твоя пред ни захлопнет дверь.
Послушайся совета королевы,
И женщины, и матери к тому же.

ОФЕЛИЯ: Сударыня, но ведь и я люблю!

ГЕРТРУДА: Его?!

ОФЕЛИЯ: Да, Гамлета…

ГЕРТРУДА: О, боги!
Ты понимаешь, что ты говоришь?

ОФЕЛИЯ: Люблю его, люблю! Ночами плачу
О нем одном, зову его во сне…
И счастию не верю своему,
Но чувствую – он тоже любит, любит!

ГЕРТРУДА: Так любит он?! Смотри, не ошибись…

ОФЕЛИЯ: Простите, вы так смотрите престранно…
Не знай я вас, поклясться бы готова,
Что ревность гложет ваше естество!

ГЕРТРУДА: Да как ты смеешь!! Я… добра хотела…
Об этом очень горько говорить
И очень стыдно матери признаться,
Но сын мой болен…
Гамлет – шизофреник!

ОФЕЛИЯ: Возможно ль, королева?! Страшный жребий
Женою быть психически больного!

ГЕРТРУДА: Ну да, и я о том же говорю.

ОФЕЛИЯ: С ним жить и ежедневно наблюдать,
Как гибнут ум, душа… (а тело – живо!),
Как тает мысль в глазах…
И с ним, безумцем,
Рожать детей и на любовном ложе
Потворствовать лишь похоти звериной?
Нет, никогда!

ГЕРТРУДА (удовлетворенно помахивая веером):
Вот, милая, причина
Всех материнских горестей… Мой сын
Единственный, любимейшее чадо…
Когда б глаза мои не оскудели
От слез, я вместе плакала б с тобой,
Офелия!
(садится)

ОФЕЛИЯ (плачет):
Сударыня, простите,
За все несправедливые слова,
Которые готовились сорваться
С кощунственных Офелииных уст.

ГЕРТРУДА (отворачиваясь, чтобы скрыть усмешку):
Я не сержусь, Офелия. Когда бы
Ответственности чувство вдруг угасло
В моей душе, и я б могла позволить
Наследнику вступить в законный брак,
Я б на коленях умоляла принца,
Чтоб выбрал он тебя, одну тебя!
Я так мечтала – Гамлет станет мужем,
Продолжит род, я буду няньчить внуков,
Малюток розовых, с невесткою – с тобою –
Купать их, пеленать, учить ходить.
Но, видно, не судьба… О, горе, горе!

ОФЕЛИЯ: Не стоит, королева, сокрушаться.
Читала я в брошюре иностранной,
Что дети у психически больных
Не часто их перенимают свойства
И, вопреки дурному генофонду,
Растут здоровыми на радость предкам.
К тому же я уже дала… согласье
Больному принцу. Клятву нарушать
Не в правилах моих, и на коленях
Молить вас буду дать благословенье!..
(падает на колени)

ГЕРТРУДА: Как? Несмотря на все?! Ах ты, змея!
(Отшатывается. Теряет равновесие. Падает в кресло. Пытается встать)
Теперь я вскрыла замысел коварный –
Воспользовавшись слабостью ума
Несчастного, безвольного ГамлЕта,
Его ты окрутила, негодяйка,
Чтоб во дворец его женой проникнув,
Короной датской нагло завладеть!
(Надвигается на Офелию. Та в замешательстве пятится)

ОФЕЛИЯ: Но я… ведь мы… ведь он…

ГЕРТРУДА: Молчи, рабыня!
Мерзавка! Блудодейка! Сатана
Под видом ангела! Но не бывать такому!

Прислужница, погрязшая во лжи,
Не скроется от гнева госпожи!

Прочь с глаз моих. Эй, Гамлета сюда!
(Офелию выносят)


АКТ ВТОРОЙ

(вносят Гамлета)

ГАМЛЕТ: Сударыня, почтительный ваш сын
Явился, как и велено, с повинной.

ГЕРТРУДА: Сын?

ГАМЛЕТ: Да.

ГЕРТРУДА: И только сын?

ГАМЛЕТ: Но, леди,
Ужели вам любви сыновней мало?

ГЕРТРУДА: Ты смеешь спрашивать?
Смеешься надо мною?
Давно ль еще горячими губами
Блуждал по телу матери своей
И грудь искал…

ГАМЛЕТ (полируя ногти): … Чтоб молока напиться…

ГЕРТРУДА: Ах, молока! Так ты еще грудной?
Неблагодарный, мерзкий, злой мальчишка!
Так вот твоя награда за любовь?
А я-то, дура, сжалилась над сыном, -
Увидев муки юношеской плоти,
Свершила страшный грех… кровосмешенья!
Ты помнишь, как меня ты домогался?
Канючил, плакал, лез ко мне в постель?
И наконец, поправ запреты бога,
Установилась тягостная связь.

ГАМЛЕТ(иронично): Хотели "сладостная" вы сказать, миледи.

ГЕРТРУДА: Нет, "тягостная" я сказать хотела!
Неслыханный, чудовищный разврат –
Плоть матери муж с сыном поделили,
Поочередно отдавалась им.

ГАМЛЕТ: Но нынче Клавдий заменил супруга.

ГЕРТРУДА(гневно): Но ты-то продолжал ко мне входить
И упивался щедростью моею,
И никогда не ведал ты отказа,
Ни в час ночной, ни в предрассветный час.
Напротив, я всегда была готова
Твой ненасытный голод утолить.

(смягчаясь, с искренней нежностью)

Я обучила мальчика родного
Всем таинствам любовного искусства,
Всем ласкам изощренным, что не снились
Индийским и египетским царям.

(страстно)

Ты помнишь, Гамлет? Ты обязан помнить,
Как, задыхаясь в пламенных объятьях,
Шептал слова… Но их я не решаюсь
При свете дня открыто повторить,
Тот непристойный вздор, что так приятен
Ушпм любовницы, что обжигает сердце
И, краскою стыда покрыв чело,
В нас пробуждает плотские инстинкты,
Таящиеся в недрах естества,
И побуждают нас к любовной схватке!

В миг наслажденья мы срываем маску
Благопристойности, культуры, воспитанья!
И Эроса звериное обличье
В нас проступает явно, грубо, зримо!..
О, Гамлет, сжалься! Гамлет, пощади!

ГАМЛЕТ (демонстративно позевывая):
Да, матушка… Вы так живописали
Звериную изнанку нашей жизни,
Что камень лишь останется холодным,
И у скопца взыграет ретивое…
Но это только плоть, а где же – Дух?

Вы знаете, занятия наукой
Изрядно охлаждают пыл любовный,
И хочется чего-нибудь иного –
Поговорить об умном, о высоком,
О психологии, о физике… А с вами
Об этих отвлеченнейших предметах,
Простите, бесполезно говорить.
У вас всегда одно лишь на уме –
Скорей в постель забраться! Право, скучно…

К тому ж я болен, знаете вы сами –
Мозги прилипли к черепной коробке,
Любовных нег врачи рекомендуют
Мне по возможности стараться избегать.

Секс бездуховный для меня отрава,
А тут Офелия – магистр искусств и права!..

ГЕРТРУДА: Ах, эта девка, хладная как лед?!

ГАМЛЕТ: Согласен я – бутон не распустился.
Но это с возрастом приходит, королева!
И пыл, и жар, и опыт, и уменье
Не на пустом же месте возникают,
А в результате практики любовной…
Ведь прежде, чем яичницу изжарить,
Нам сковородку надо подогреть.

ГЕРТРУДА: Оставь увертки, Гамлет! Ты ведь знаешь
Свой темперамент. Никакая дева
Не в силах соответствовать ему!
Что воск ее железу твоему?

ГАМЛЕТ: Но, матушка, Офелия приятна
В общении, умна, чадолюбива…
В конце концов, мне надобно жениться,
А то и так уже на нас косятся.
И в самом деле странно: взрослый парень,
А все с мамашей, будто нету девок.
Неровен час возникнут подозренья,
А так – женюсь – захлопнем сплетне рот.
Тактически вполне приемлем ход.
А все останется по-прежнему, не так ли?

ГЕРТРУДА (в сторону): Я в роли шлюхи
В шутовском спектакле!

ГАМЛЕТ: И, разумеется, я буду приходить
К вам еженощно, устали не зная.
Как только сон супруге смежит веки,
Я тут как тут – готов к привычным играм
С любовницей и матерью своей.

ГЕРТРУДА (с сарказмом): Ужели ты надеешься, сыночек,
Что матушка твоя так низко пала
И согласится на такой позор –
Томясь в ночи, разглаживать морщины,
Ждать, скоро ль ты управишься с супругой,
Ее любовным соком напоишь,
Потом, как дочь, в постельке укачаешь,
Помочишься, а уж потом ко мне
Отправишься, как кот к соседской кошке?
И близко я тогда не подпущу
Тебя к себе, пусть старость гложет кости!

ГАМЛЕТ: А, кстати вот, заметил я недавно,
Что страсть и старость – две родных сестры.
И стоит только букву "О" отбросить,
А буквы "А" местами поменять
И мы получим тождество. Забавно…

(в задумчивости уходит)

АКТ ТРЕТИЙ

(Зала дворца с окнами на старый пруд. Офелия сидит одна и вяжет, поминутно роняя спицы)

ОФЕЛИЯ: Ужасный день! Все валится из рук.
И сердце неспокойно… Что-то будет?
Назначил Гамлет встречу в пять часов.
Сейчас уж семь, а принца нет в помине…
Ну, как забыл? И что мгне говорить,
Когда он все ж появится? Иль лучше –
Уйти, пока не поздно? Или нет –
Останусь, отомщу его мамаше!..
Ну, берегись же, старая карга,
В моем лице ты нажила врага!
Но чу, шаги… Его шаги я слышу…

(входит Гамлет, рассеяно напевая песенку)

Принц!

ГАМЛЕТ: Кто там?!

ОФЕЛИЯ: Я.

ГАМЛЕТ: Что вам угодно, сэр?

ОФЕЛИЯ: Простите, я не сэр!

ГАМЛЕТ: Ах, оставьте. И что вам за охота кичиться свои низким происхождением.

ОФЕЛИЯ: Я вас не понимаю, принц?!

ГАМЛЕТ: Я, конечно, демократ, но не до такой же степени. Если приставка "сэр" тебе не по плечу, нам не о чем толковать. Ступай прочь, селянин.

ОФЕЛИЯ: Он не в себе! Однако, что за тон –
Глаза откройте, принц, пред вами дама!

ГАМЛЕТ: Дама? Где дама? Что ты несешь, любезный? Воистину, в королевстве, где принц безумен, сумасшествие – признак лояльности! Или я отстал от жизни? В мое время так назывались безусые существа с хорошо развитой молочной железой. Женщины, то есть. Вы женщина?

ОФЕЛИЯ: Да, женщина. Вернее, я пока
Потенциально женщина, поскольку…

ГАМЛЕТ: Ну, да. Мы все потенциально – и то, и се, и пятое, и десятое. Вот умрешь, Бог даст, - возродишься в юбке. А пока, будь любезен, делай пи-пи стоя.

ОФЕЛИЯ: Ах, это ужасно! Что вы такое говорите, принц!

ГАМЛЕТ: Как ни таращь глаза – белое не сделаешь черным. И у ежа не вырастет хобот. Впрочем, я охотно буду звать вас леди, сэр, но уберите все-таки усы и шпагу.

ОФЕЛИЯ: Он бредит! Или я сошла с ума?..
Какая шпага? Где Усы? Очнитесь!

ГАМЛЕТ: Где? Над верхней губой, как и положено. И притом препушистые.

ОФЕЛИЯ: Но, Гамлет,
Ведь это не усы, а пух нежнейший,
Что с персиками женщину роднит.

ГАМЛЕТ: Ну, если эта образина – персик,
Уж лучше я без фруктов обойдусь.
Ступай на другой рынок, приятель. Товар с гнильцой здесь не в почете.
А шпагу убери сейчас же.

ОФЕЛИЯ: Какая шпага?, Где? О, боже, Гамлет!
Ведь это же не шпага – вот смотрите

(протягивает спицы)

ГАМЛЕТ: Стой! Руки прочь! Ко мне не подходи!
Эй, слуги! Стража! Во дворце – убийца!

ОФЕЛИЯ: Тс-с, бедный принц, не шпага это – спица.

ГАМЛЕТ: Ха, действительно спица. Обознался… Прости меня, дочурка. Но что есть человек? Та же спица. Лишняя спица в колеснице жизни. Ты знаешь, крошка, когда глаза сухи от бессонницы – сердце мокнет от слез. Я не сплю четвертый месяц.

ОФЕЛИЯ: Возможно ль?!

ГАМЛЕТ: Смотри, уже светает, а я не сомкнул глаз.

ОФЕЛИЯ: Принц! Но сейчас сумерки, а не рассвет, вечер, а не утро!

ГАМЛЕТ: Ах, какая разница – утро, вечер. Влюбленные часов не наблюдают. А я влюблен.

ОФЕЛИЯ: В кого же?

ГАМЛЕТ: А, ты ее не знаешь. Сестрица моя – Офелия. Очаровательное существо! Глупа как пробка, зато сердце ангельское.

ОФЕЛИЯ: Офелия вам сестра?

ГАМЛЕТ: Вроде того. Впрочем, дело темное, давнее. Лет двадцать прошло с тех пор, как она ушла в монастырь. Ей сейчас – сорок с небольшим. Да спроси у мамаши моей Гертруды, старой сплетницы. Они подруги с ней… Говорят, прижила себе ребенка. Полонием назвала в память убиенного папаши.

ОФЕЛИЯ: Как убиенного? Кто же его убил?

ГАМЛЕТ: Да я же и убил. Захожу к мамаше моей, пожелать ей доброй ночи., а там Полоний этот… Да еще в исподнем. Говорит – ошибся дверью. Ну, я и не стерпел…
Однако, заболтались мы. Надо пойти труп закопать… Да что с тобой, приятель?

(подходит к Офелии, лежащей без чувств)

Черт побери, я хотел от нее избавиться, но не таким же образом. Эй, Офелия, очнись, я пошутил. Похоже, я доигрался.

Молчит. И недвижима. Холодна
Как снег Норвегии. Увы, несчастный Гамлет!
Ты не учел, что нервы у детей
Не из морского сделаны каната!
Что сердце их – не камень, не кремень.
Ты припугнуть решил, играл безумца,
Нес околесицу – и вот тебе ответ:
Она мертва…
(щупает пульс) И пульса нет как нет.
Инфаркт, должно быть… Смерть не пощадила
Ни молодость, ни веру, ни любовь!
Мертва, мертва… Душа ее на небе…
И это все?! И это наш удел?!
Родиться, жить, любить, а после – в землю
Сойти на радость датским червякам?!

Очнись, голубка! Небеса, внемлите!
Вы, ангелы, ворота отворите!
Смерть, содрогнись, но душу мне отдай –
Верни ее, святым не нужен рай!

ОФЕЛИЯ(приходя в себя): Где я?

ГАМЛЕТ: О, чудо! Она жива!! Офелия!!!

ОФЕЛИЯ (в испуге): Ах, не подходите, сударь! Сжальтесь над бедной
девушкой – не убивайте меня!

ГАМЛЕТ: Господи! Офелия, да разве я…

ОФЕЛИЯ: А, нет, нет, не надо.Отойдите. Во-он к той стенке. Если вы меня убьете, Гамлет будет печалиться. Лучше я спою вам песенку. Хотите?
(поет)
Спокойно жизнь ее текла,
Тили-бом-бом, тили-бом-бом.
Но вдруг бедняжка умерла –
Гори она огнем.

Правда, веселая песенка? Вот. Я знала, что вам понравится. Но почему вы не поете, сударь. Вы не умеете петь, бедняжка?.. Ну, тогда подпевайте хотя бы…

Мы все умрем – закон таков,
Тили-бом-бом, тили-бом-бом.

Ну, давайте же, давайте- тили-бом-бом. Ах, начнем сначала.

Мы все умрем – закон таков,
Тили-бом-бом, тили-бом-бом.
Из нежных полевых цветов
Мы ей венок сплетем.

Как же там дальше? Не помню… Там еще много куплетов… Ах, вот еще один:

Будь ты хоть доктором наук,
Тили-бом-бом, тили-бом-бом,
Но смерти мерзостный паук
И твой обшарит дом.

А теперь надо водить хоровод. Вот так (продолжает петь):

Уехал в дальние края,
Тили-бом-бом, тили-бом-бом.
Вернулся, а любовь моя
Висит под потолком.

Какой вы неловкий, сударь. Ну вот, а теперь можете поцеловать меня в щечку. Так, теперь хорошо. Только ничего не говорите Гамлету. Он так любит меня, ревнивец!

ГАМЛЕТ: О, пошлый дьявол – что за юморист?!
Вот кара мне за все мои злодейства –
Что я выдумывал, валяя дурака,
Реальностью ужасною предстало.
Где цвел цветник, теперь царит зима.
Я роль играл, она сошла с ума!
Офелия, постой!..

ОФЕЛИЯ: Нет, довольно с вас поцелуя. Прощайте, прощайте, сердцеед вы этакий… Вы слышите, кто-то идет…

(входит Гертруда)

Ах, это моя свекровь!! Доброе утро, матушка, хорошо ли вам спалось?

ГЕРТРУДА: Что случилось, Офелия?

ОФЕЛИЯ: Однако, верно ли говорят, что вы убили моего отца?

ГЕРТРУДА: Я?!!

ОФЕЛИЯ: Да вы не беспокойтесь, ведь если разобраться – что представляет собой жизнь? Случайное соединение элементов, не правда ли?

ГАМЛЕТ: Атомами называл их Демокрит…

ОФЕЛИЯ: О, да, да! Пройдет мгновение, и они сложатся по-новому. Так о чем же печалиться? Вот я – была невестой, а стану, положим, кувшинкой. Буду плавать по тихой заводи, пугая бедного принца. А отец мой, я знаю, давно превратился в венок сонетов. Прочтите мне что-нибудь из него, дорогая мать.

ГЕРТРУДА: Что мелешь ты, несчастная!?

ГАМЛЕТ: Она
Сошла с ума. И я тому причиной!

ОФЕЛИЯ: Ах, оставьте меня. Мне надо подумать. В мире так много тайн. Вот, например, атомы эти. Они так малы, сударыня, что совершенно незаметны глазу. А между тем, каждый из них – целая вселенная. Больше того, я поняла, что и электрон также неисчерпаем, как атом!..

ГАМЛЕТ: Какой светильник разума угас!

ОФЕЛИЯ: А если хотите, я открою вам величайшую тайну бытия – Я не существует.

ГЕРТРУДА: Как же так?!

ОФЕЛИЯ: А вот так, дорогие мои. Вы спросите, кто же мы все, если нас нет? Мы все – одно большое око, глядящее на бесконечный мир. Но тс-с-с… Философия – не женское дело. Устала я. Пойду приму ванну.

(Уходит. Слышен всплеск воды. Королева идет за ней. Затем возвращается бледная)

ГЕРТРУДА: Офелия утонула!

ГАМЛЕТ: Не может быть!

ГЕРТРУДА: Да-да, Гамлет! Будь мужествен. Офелии больше нет!

ГАМЛЕТ (выглядывая в окно): Да, вижу. Во-о-он лежит на самом дне…
Какое сердце биться перестало!
Офелия, ведь я тебя любил,
Как сорок тысяч братьев… даже больше.

ГЕРТРУДА: Не плачь, мой мальчик, но всегда ищи
В печали зерна радости грядущей.
Офелия мертва – и это горе,
Но нас уже никто не разлучит
До самой смерти, это ли не радость?

ГАМЛЕТ: До самой смерти, говоришь?

ГЕРТРУДА: Конечно!
Иди, тебя в объятья заключу!

ГАМЛЕТ (медленно приближаясь):
Роскошно тело, но мерзки уста,
Душа черна, в ней логово порока!
Напрасно ты ликуешь, уж поверь –
Жила как зверь, так умирай, как зверь!

(душит королеву, после чего некоторое время пребывает в остолбенении)

Прости, Офелия! Вы, матушка, простите!
Вы обе были в тягость мне. Увы,
Всем женщинам нужны любовь и ласка,
А я хотел отчизне посвятить
Своей души прекрасные порывы –

Я собирался в Англию в порядке
Культурного обмена, но теперь
Какая там культура – эти трупы
Тяжелый груз на совести моей.
И в ад меня влекут неудержимо…

Я поздно понял – в обществе живя,
Свободным быть от общества негоже!..
И вот любви печальнейший итог –
(смотрит на труп Гертруды)
Порок наказан, ну, а добродетель?
(подходит к пряже, оставленной Офелией, берет в руки спицы)
Что ж ты молчишь, единственный свидетель?
Иль этих спиц мерцающий металл
Напрасно целый вечер тут лежал?..

Ступай, отравленная сталь, по назначенью!

(Закалывает себя спицами)

ЗАНАВЕС
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment