isaak_rozovsky (isaak_rozovsky) wrote,
isaak_rozovsky
isaak_rozovsky

Кто впереди паровоза ? (4)

Вот последний из серии текстов, в которых я пытался показать, как специфические свойства организации еврейских общин и социальные-экономические и культурные особенности средневековой Европы обеспечивали евреям преимущества в целом ряде инновационных для того времени сфер. Более того, именно эти факторы, а не Б-г, дьявол или "особая" генетика дали импульс для дальнейшего движения в этом направлении.

Буду признателен интересующимся этой темой за аргументы "за" или "против" такого взгляда.

Предыдущие посты на тему
1."Интернет средневековья": http://isaak-rozovsky.livejournal.com/76579.html
2. "Еврейские преимущества": http://isaak-rozovsky.livejournal.com/78689.html
3. "Почему евреи "умные": http://isaak-rozovsky.livejournal.com/80852.html

ПОД ЕВРЕЙСКИМ КОНТРОЛЕМ

В период раннего средневековья, пока гонения на евреев не достигли своей высшей точки, они (евреи) сполна реализовали свои преимущества, о которых я писал (см. ссылки), в некоторых сферах.

а) Сфера торговли (особенно, международной торговли). Об этом имеется огромное количество литературных данных, так что я не вижу необходимости на них ссылаться. В этой сфере в течение 7-9 веков они превратились чуть ли не в монополистов. Они становились зачастую эксклюзивными поставщиками при дворах феодальных правителей, поставляя туда предметы роскоши даже из Индии и Китая.
Немалый процент евреи составляли в такой важной для международной торговли и "романтической" сфере, как мореплавание. До сих пор всплывает версия о том, что Колумб был евреем (или марраном). И даже в пиратстве они оставили свой немалый след (например, раввин, каббалист, дипломат и флибустьер Шмуэль Фаладжи, чья пиратская флотилия грабила испанские корабли.

б) Смежной с торговлей была сфера ростовщичества и (прото-)банковской деятельности. Таким образом, евреи оказались у истоков той финансовой системы, крах которой, возможно, мы наблюдаем сегодня. Доминирующая роль евреев в этой сфере значительно усилила враждебность к еврейским общинам в целом особенно после того, как церковь ввела строгий запрет на занятия ростовщичеством для христиан. Единственным по-настоящему серьезным конкурентом ростовщиков-евреев была могучая католическая церковь в лице некоторых монашеских орденов (в первую очередь, тамплиеров). Даже после формального запрещения христианам заниматься ростовщичеством (1311 г) сама церковь преспокойно и успешно занималась этим небогоугодным делом.

в) Тайные спецслужбы и дипломатия. Еще одной сферой, в которой информированность и вездесущность евреев неминуемо должна была быть востребована сильными мира сего, была "деликатная" область осведомительства (или, попросту, шпионаж, тогда еще примитивный). В дальнейшем, эта сфера развивалась активно и быстро в двух направлениях – чистая дипломатия и темная деятельность тайных спецслужб. И в той, и в другой ветвях евреи с тех пор и до последнего времени были представлены весьма широко. (Пункт В - логическое следствие из моих посылок. Было ли так на самом деле - не знаю)

Я, кажется, писал в предыдущих частях, что этими видами деятельности евреи не ограничивались. Так, среди "захваченных" евреями областей были медицина и алхимия, ставшая предтечей современной экспериментальной науки.

1-я "СЕТЕВАЯ" ВОЙНА
Времена менялись. Европа, уже начиная с 12-13 века, осторожно ступила на путь прогресса и стала делать на этом пути первые неуверенные шаги. Постепенно этот процесс все убыстрялся и, по мере его ускорения, еврейские преимущества постепенно исчезали. Но не только (и не столько) прогресс был этому причиной.

Католическая церковь на протяжении веков была главной политической и идеологической силой в центральной и западной Европе. По мере роста своего влияния, она демонстрировала все усиливающуюся враждебность по отношению к евреям. Отчасти это было вызвано давлением "снизу". Языческие массы, обретшие "единственно правильную религию", демонстрировали присущий всем неофитам пыл по отношению к иноверцам. Тем более, что это был народ, "распявший Христа". Поэтому враждебность местного населения по отношению к евреям получала мощнейшую идеологическую подпитку. Это, разумеется, оказывало немалое влияние на позицию церкви и отдельных ее служителей "на местах".

Однако, этого объяснения явно недостаточно. Мне кажется, что антиеврейские кампании, инспирированные церковью под лозунгами "кровавого навета", обвинения евреев в распространении чумы и прочих заболеваний (этакое средневековое "дело врачей"), глумления над гостией и прочими святынями, занятия магией и колдовством и пр., главной своей целью ставили устранение евреев, как единственного, но весьма успешного, конкурента церкви в экономической сфере. Для этого церковь и могущественные монашеские ордена должны были максимально ослабить еврейскую сетевую организацию, которая была эффективнее и разнообразнее по способам и сферам применения, чем имевшиеся в распоряжении церкви и ее орденов "сетевые" ресурсы (монастыри, разбросанные по территории Европы и прочие церковные институции).

К тому же, обе "сети" (еврейская и церковная) были не просто совокупностью входящих в них индивидуумов. У обеих была "сверхзадача". Сверхзадача церкви хорошо, на мой взгляд, изложена "Великим инквизитором" у Достоевского. Сверхзадачей еврейских общин было хранить слово Б-жье, истину Торы до прихода Мессии, когда всем откроется, "ху из ху". Таким образом, помимо решения социальных, экономических и прочих проблем практической жизни, у обеих "сетей" была своя особая миссия. И задачи этих миссий, если и не противоречили одна другой прямо и непосредственно, то, во всяком случае, явно не совпадали.

Фактически, можно говорить о первой в истории "сетевой войне", которую вела католическая церковь против еврейской "сетевой организации", на протяжении нескольких столетий (начиная с конца 11-го и до 16-17 веков). Причем, на более поздних этапах ей в этой войне активно помогали формирующиеся национальные государства. В результате, эта война завершилась победой церкви, которая, учитывая разницу в возможностях, была предопределена. Правда, эта победа оказалась для церкви пирровой, поскольку ее собственное влияние сильно уменьшилось по мере укрепления национальных государств.

Как бы там ни было, "Конфедерация еврейских общин" оказалась весьма ослаблена. Постепенно стали распадаться традиционные еврейские общины. Вместе с ними сошел на нет принцип взаимопомощи. В наше время также было бы странно говорить о каком-либо информационном превосходстве. Единственнми стойкими и не утраченными со временем "еврейскими" особенностями остались постоянное стремление к новизне, установка на достижение успеха, перфекционизм и "заточенный" под эти сферы интеллект (как я писал в предыдущей части, результат долгого "искусственного" отбора).

Вот почему огромное число евреев с энтузиазмом бросалось в любые инновационные проекты и авантюры (включая революции). Именно поэтому уже в Новое Время евреи ринулись в т.н. свободные профессии, предпочтя неясные перспективы надежному куску хлеба, гарантированного "несвободными профессиями". Именно они, понимавшие важность информации, были среди первых издателей газет, а потом и журналистов. То же произошло с фотографией, с кинематографом, с ТВ, с Интернетом и с сотнями других "успешных" новшеств, ставших частью современного мира.

НЕКОТОРЫЕ ДОПОЛНЕНИЯ
Все вышеописанное, включая еврейские преимущества, не содержит в себе ничего специфически еврейского и нисколько не говорит о какой-то мистической особости или специфической злокозненности и дьявольской изощренности "этого племени". Я утверждаю, что все это – почти неизбежный результат особого отношения и сопротивления среды, ставящий изгоя в неблагоприятную, но весьма богатую потенциальными возможностями, ситуацию. При одном непременном условии – НАЛИЧИИ ОБЩИНЫ, построенной аналогичным образом.

Здесь неизбежно возникает вопрос: Почему именно "ашкеназим" (а не, скажем, евреи-сефарды) оказались в столь особом положении?
Попытка объяснения:
1. Община.
Известно, что еврейская община придумана не европейскими евреями. Они лишь воспроизвели ту систему организации и принципы функционирования, которые были заимствованы у еврейских общин в диаспоре, имевших многовековую историю и традицию и возникших задолго до разрушения Второго храма. Возможно, единственное, но решающее отличие заключалось в том, что еврейская диаспора ВСЕГДА, начиная с Вавилонского плена, существовала внутри развитых цивилизаций. Это были, как правило, сильные и процветающие государства со своими устоявшимися системами социальной организации, культурными традициями и законами, регламентирующими бытие населения. Таковыми были и эллинистическая цивилизация, и Римская империя, и сильные деспотии Востока (Персия и пр.). Так было и много позже, когда бОльшая часть еврейской диаспоры оказалась внутри исламской цивилизации.

Относительно сильная государственная власть в такиъх странах устанавливала свои приоритеты, санкционировала осуществление того, что сейчас назвали бы "национальными проектами", в меру сил и собственного понимания способствовала технологическим и прочим новшествам и т.д. Поддержание порядка и связи с отдаленными территориями требовали прежде всего хорошо отлаженных каналов коммуникации для получения и распространения информации. Понятно, что власть была заинтересована и поощряла усовершенствования этих информационных каналов. То же происходило и в других областях, необходимых для поддержания и функционирования власти. Словом, шло пусть и медленное (а иногда и совсем не медленное) развитие. Понятно, что ни в скорости и качестве распространения информации, ни в других сферах даже самая сильная община не могла конкурировать с государством. Кроме того, аристократия в этих странах, равно как и многочисленный класс чиновников, была вполне образована по меркам своего времени. Умение читать и писать не было чем-то из ряда вон выходящим. Таким образом, у еврейских общин не было сколько-нибудь заметных преимуществ ни в информационной обеспеченности, ни в уровне образования.

Еврейская община практически всегда подвергалась большим или меньшим ограничениям в правах и статусе. Кроме того, любое государство осуществляло политику протекционизма по отношению к своим "национальным" кадрам. Тем не менее, внутреннее устройство еврейской общины делало ее вполне конкурентоспособной в любых странах и ситуациях. Более того, как правило, еврейские общины процветали. И обеспечивалось это процветание с помощью традиционных для евреев занятий в этих странах. Иными словами, в рамках относительно развитого в культурном и социальном отношениях общества у евреев не было особых возможностей и особого стимула пускаться в различные новшества и авантюры. Это было прерогативой властей, под чьей юрисдикцией находились еврейские общины. С другой стороны, конкуренция со стороны коренного населения была сильной и становилась все острее. Выход евреи находили не в уходе в новые сферы деятельности, а в совершенствование качества "продукции и услуг". Этого, в общем, было достаточно.

Когда одна империя покоряла другую, это неизбежно приводило к потрясениям, но в целом ситуация оставалась более или менее стабильной, благодаря общему опыту организации государственных дел и культурному фону. Т.е. сохранялась некая преемственность в управлении.

Совсем другая картина наблюдалась в Европе после падения Рима. Империя не перешла в руки врага, находящегося на примерно том же цивилизационном уровне, а была уничтожена варварами. Вообще, после падения Рима в Европе наблюдался поразительный провал во всех отношениях. За 1-2 века полностью исчезла не только великая цивилизация, но и память о ней, вместе с технологическими новшествами, законами, культурой, традициями и очень существенным объемом знаний в самых разных сферах. Иными словами, степень регресса и одичания даже на территориях, ранее "подведомственных" Риму, была практически тотальной. Что уж говорить о пространствах, до которых у Рима "руки не дошли".

Еврейская диаспора в этом "диком крае" подвергалась куда бОльшим опасностям. Неизвестно было, чего ждать от того или иного князька и, тем паче, от местного населения. Религиозная нетерпимость в "охристианивающейся" Европе тоже была гораздо острее, чем в любых иных центрах традиционной диаспоры.

Зато во всех остальных отношениях эти пространства были "непаханым полем" и еврейские общины обрели те преимущества, которые в значительной степени нивелировались в более цивилизованном окружении. Превосходство в информированности и процессе принятия согласованных решений (благодаря конфедеративному принципу организации еврейских общин), развитые институты взаимопомощи внутри общин (в ситуации, когда вне их шла война всех против всех), автономия общин внутри средневековых городов, всеобщая грамотность мужской части населения и пр. определили совершенно особый, хотя и двойственный статус евреев в Европе. Если прибавить к этому практически полное отсутствие конкуренции в новых для Европы сферах деятельности (т.е. практически во всех, кроме сельского хозяйства и военного дела), то картина становится ясной.

Итак, я снова повторяю, что, если бы на месте евреев оказался любой другой народ, столь же идеально подходящий на роль чужака и организованный в точно такую же общину, он повторил бы тот же путь, который прошли евреи. Вполне убедительным примером, подтверждающим этот тезис, является развитие "евреев Юго-Восточной Азии" – китайцев и тех же армян.
И те, и другие имеют многочисленные, разбросанные в разных странах общины, что и предоставляет им примерно те же информационные и организационные преимущества, что и евреям. Также пребывание среди недружественного окружения требовало от них повышенной сплоченности и готовности к взаимопомощи. Так что все три фактора – налицо. Отличие в том, что у китайской диаспоры, насколько я понимаю, не было сверхзадачи хранить свет Истины. Не было у них также и того культа образования, который поддерживался в еврейских общинах. Ну и, наконец, китайская (и любая другая диаспора) возникала в относительно развитых государствах и обществах, как то – Корея, Таиланд, Лаос. Поэтому их преимущества по сравнению с коренным населением были изначально не столь вопиющи, как в "варварской" Европе. Ср. со сказанным выше о еврейской диаспоры в развитых обществах.

Несомненно, более трудная, но и перспективная роль, выпавшая на долю европейских евреев, связана с тем, что они оказались "в нужное время в нужном месте", т.е. в средневековой Европе, ставшей движущей силой прогресса в планетарном масштабе.


2. Не менее интересен вопрос: Почему именно Европе суждено было стать мировым лидером и определить вектор развития цивилизации? Казалось бы, куда бОльшие шансы были у цивилизаций Ближнего и Дальнего Востока (Индии и, особенно, Китая с их многовековой государственностью, нормативными законами, культурой, технологическими достижениями и пр.). На худой конец, это мог бы быть исламский мир. Но Европа?

Я некомпетентен ответить на вопрос, была ли роль будущей Европы чистой случайностью или непонятной нам закономерностью. Но одна аналогия кажется мне плодотворной: как известно, прыгуны в длину должны очень далеко отступить, чтобы добиться наилучшего результата. А Европа очень далеко отступила. Я думаю, что такой деградации по сравнению с Римской империей не было на протяжении всей истории человечества.

Оставлю также открытым вопрос о том, является ли парадигма прогресса, пришедшая из Европы единственно возможной формой развития? История ведь не знает сослагательного наклонения, стало быть, бессмысленно рассуждать об иных формах цивилизации, чем та, что дана нам в ощущении. Также не стану касаться вопроса, внесли ли европейские евреи свой вклад в выбор возможного типа современной цивилизации, а если да, то насколько велик этот вклад?

Не вызывает сомнения лишь факт, что именно Европа оказалась тем локомотивом, который потащил весь остальной мир по пути социального и научно-технического прогресса. Если продолжить метафору "локомотива", то следует сказать, что европейские евреи по причинам, описанным ранее, "все время бежали впереди паровоза" – отсюда и результат.

На этом я мог бы закончить. Но интересно сопоставить особенности и условия развития европейских евреев с сегодняшним днем. Например, является ли еврейское существование в диаспоре и в Израиле логическим продолжением этого многовекового развития или противоречит ему в том или ином смысле? Вот рассмотрению этого вопроса я и намерен посвятить следующую и последнюю часть своего "расследования".
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 49 comments